Авдыш Олег (ХаТТабычЪ) (avdysh_oleg) wrote,
Авдыш Олег (ХаТТабычЪ)
avdysh_oleg

Categories:

Не для меня...






Русский романс на стихотворение «Не для меня» за подписью офицера морской пехоты А. Молчанова (полное имя неизвестно),
написанное им в 1838 году. Стихотворение положено на музыку русским композитором голландского происхождения Николаем Петровичем Девитте



День клонился к закату. Закат на небе был таким же кровавым, как и прошедший день. Мы потеряли очень многих, но и добились небывалого успеха, по сравнению с предыдущими днями, за день нам удалось занять целый квартал. Раньше если мы в течение дня продвигались меньше чем на сто километров, считалось, что наступаем медленным темпом, а сейчас успехом считается захватить квартал и при этом потерять почти половину полка. Если бы мы потеряли всего батальон или два, то считалось бы, что это отлично и сущие пустяки.

Этот город сделал нас всех безумцами.
Против нас тоже воевали сумасшедшие Иваны, которые, мы были уверены, уже планируют, как
вернуть утраченные за день позиции и поэтому мы не могли расслабляться.

Да они и не дали нам такой возможности. Всю ночь русские пели песню, от которой стыла в жилах кровь, а потом пошли в атаку. Когда они пели, наш гауптман Матиас Фройнц, воевавший ещё с русскими в Первую мировую, сказал нам, что они поют старый романс и даже напел сам немного. После войны я специально нашел слова этой песни:

Не для меня придёт весна.
Не для меня Дон разольётся,
И сердце радостно забьётся
С восторгом чувств не для меня.
Не для меня журчат ручьи,
Бегут алмазными струями.
Там дева с чёрными бровями,
Она растёт не для меня....

Но тогда нам было не до песни, на нас шли цепи русских солдат, с отчаянием мертвецов, они как будто уже умерли для себя и решили напоследок забрать нас с собой и утащить за собой в Ад.
Хотя Сталинград и так был Адом. Они бросали в дома гранаты и бросались вслед за ними, даже не выжидая. Когда не успела осесть пыль и копоть они уже бросались на нас со своими заточенными лопатами и штыками, которые держали как ножи в руках, сняв с винтовок. Они кричали и убивали, как звери. Всё слилось в один сплошной грохот, стрельба, взрывы, крики. Я тащил за лямки рюкзака своего друга Ганса Куммана.

Потом лямки порвались и я перекинул ремень винтовки и тащил за него, оставляя по бетону и кирпичам кровавый шлейф от его раны. Этот квартал мы оставили утром и больше не смогли его взять. Да и некому было его больше брать. Тогда уже многие говорили, что нужно выходить из этого города, пока есть шанс. Кто - то не хотел уходить, желая отомстить за тех, кого мы уже потеряли, иначе всё это было бы
напрасно, а кто-то понимал, что если не уйти, то мы упустим последний шанс. Командир дивизии и Паулюс ещё надеялись, что мы возьмем эти горящие развалины, которые уже не напоминали город. Последний шанс и время были упущены..."

Из воспоминаний Мартина Заухеля.





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments