Авдыш Олег (ХаТТабычЪ) (avdysh_oleg) wrote,
Авдыш Олег (ХаТТабычЪ)
avdysh_oleg

Categories:

Это было в мае на рассвете.



Так начиналось очередное увольнение.



На следующий день внук Иосиф, как бывший юнармеец и воспитанник Казачьего кадетского военно-патриотического клуба имени адмирала А.Г. Головко пришёл со своими друзьями-сослуживцами будучи уже гардемарином-нахимовцем в родной поселковый клуб.
Однако в связи с карантинно-ковидными обстоятельствами клуб функционировал в очень ограниченном режиме. Праздничный концерт был перенесён в онлайн формат.

Тем не менее, ребятам было предложено принять в нём участие, они с удовольствием согласились. Сами выбрали стихотворение и с ходу выучив свои партии записались на видео.




Это было в мае на рассвете

Это было в мае, на рассвете.
Нарастал у стен рейхстага бой.
Девочку немецкую заметил
Наш солдат на пыльной мостовой.

У столба, дрожа, она стояла,
В голубых глазах застыл испуг.
И куски свистящего металла
Смерть и муки сеяли вокруг.

Тут он вспомнил, как прощаясь летом
Он свою дочурку целовал.
Может быть отец девчонки этой
Дочь его родную расстрелял.

Но тогда, в Берлине, под обстрелом
Полз боец, и телом заслоня
Девочку в коротком платье белом
Осторожно вынес из огня.

И, погладив ласковой ладонью,
Он её на землю опустил.
Говорят, что утром маршал Конев
Сталину об этом доложил.

Скольким детям возвратили детство,
Подарили радость и весну
Рядовые Армии Советской
Люди, победившие войну!

И в Берлине, в праздничную дату,
Был воздвигнут, чтоб стоять века,
Памятник Советскому солдату
С девочкой, спасенной на руках.

Он стоит, как символ нашей славы,
Как маяк, светящийся во мгле.
Это он, солдат моей державы,
Охраняет мир на всей земле.

https://stihi.ru/diary/tg1504/2020-02-10
 «Это трогательное и незабываемое стихотворение было написано поэтом Георгием Рублевым под впечатлением реального подвига сержанта Николая Масалова, который был им совершен на кануне Великой Победы.
   30 апреля 1945 года во время взятия Берлина за час до начала артподготовки для взятия аэродрома Темпельхоф знаменщик 220-го гвардейского стрелкового полка 79-й гвардейской стрелковой дивизии сержант Николай Масалов принес знамя полка к Ландвер-каналу.
…Путь к центру Тиргартена с юга преграждал глубокий с отвесными бетонированными берегами канал. Мосты и подступы к нему густо заминированы и плотно прикрыты огнем пулеметов.
…До атаки гвардейцев осталось минут пятьдесят. Наступила тишина, как перед бурей, — тревожная, напряженная. И вдруг в этой тишине, нарушаемой лишь треском пожаров, послышался детский плач. Словно откуда-то из-под земли, глухо и призывно звучал голос ребенка. Плача, он повторял одно, понятное всем слово: «Муттер, муттер… » «Кажется, это на той стороне канала», — сказал товарищам Масалов.
Он подошел к командиру: «Разрешите спасти ребенка, я знаю, где он». Ползти к Горбатому мосту было опасно. Площадь перед мостом простреливалась огнем пулеметов и автоматических пушек, не говоря о минах и фугасах, запрятанных под землей. Сержант Масалов полз вперед, прижимаясь к асфальту, временами прячась в неглубоких воронках от снарядов и мин. Вот он пересек набережную и укрылся за выступом бетонированной стенки канала. И тут снова услышал ребенка. Тот звал мать жалобно, настойчиво. Он будто торопил Масалова. Тогда гвардеец поднялся во весь рост — высокий, могучий. Блеснули на груди боевые ордена. Такого не остановят ни пули, ни осколки. Масалов перекинулся через барьер канала… Прошло еще несколько минут. На миг смолкли вражеские пулеметы. Затаив дыхание, гвардейцы ждали голос ребенка, но было тихо. Ждали пять, десять минут… Неужели напрасно рисковал Масалов?. . Несколько гвардейцев, не сговариваясь, приготовились к броску.
И в это время все услышали голос Масалова:
«Внимание! Я с ребенком. Прикройте меня огнем. Пулемет справа, на балконе дома с колоннами. Заткните ему глотку!..»
Тут началась общая  артподготовка.
Тысячи снарядов и тысячи мин как бы прикрывали выход советского воина из зоны смерти с трехлетней немецкой девочкой на руках. Ее мать, вероятно, пыталась бежать из Тиргартена, но эсэсовцы стали стрелять ей в спину. Спасая дочку, она укрылась под мостом и там скончалась. Передав девочку санитаркам, сержант Масалов снова встал у знамени полка, готовый к броску вперед».

Этот военный эпизод послужил также и прототипом всемирно известного монумента Вучетича в Трептов-парке в Берлине. Воина с опущенным мечом в одной руке и маленькой девочкой, которую он бережно поддерживает другой, стоит на постаменте, сам постамент — на зеленом холме, и кажется, что воин возвышается не только над площадкой, а взмывает над парком и всей страной.

Но Масалов был не одинок. Схожий подвиг совершил минчанин Трифон Андреевич Лукьянович. Его жена и дочери погибли под немецкими бомбами. Отец, мать и сестра были казнены оккупантами за связь с партизанами. Лукьянович сражался в Сталинграде, не раз был ранен, его признавали непригодным к армейской службе, но сержант всеми правдами и неправдами возвращался на фронт. В конце апреля 1945 года он участвовал в сражениях в западной части Берлина — на Эйзенштрассе, неподалеку от Трептов-парка. Во время боя услышал плач ребенка и бросился через дорогу, в сторону разрушенного дома.
Писатель, военкор «Правды» Борис Полевой — свидетель подвига — вспоминал: «Потом мы увидели его с ребенком на руках. Он сидел под защитой обломков стены, обдумывая, как же ему дальше быть. Потом прилег и, держа ребенка, двинулся назад. Но сейчас двигаться по-пластунски ему было тяжело. Ноша мешала ползти на локтях. Он то и дело ложился на асфальт и затихал, но, отдохнув, двигался дальше. Теперь он был близко, и видно было, что он весь в поту, волосы, намокши, лезут в глаза, и он не может их даже отбросить, ведь обе руки заняты».
И тут пуля немецкого снайпера остановила его путь. Девочка вцепилась в мокрую от пота гимнастерку. Лукьянович успел передать ее в надежные руки товарищей. Девочка выжила и на всю жизнь запомнила своего спасителя. А Трифон Андреевич умер через несколько дней. Пуля перебила артерию, ранение оказалось смертельным.
Полевой опубликовал в «Правде» очерк о герое. В Берлине есть мемориальная плита в память о старшем сержанте Красной армии, который ценой своей жизни «спас немецкого ребенка от пуль СС».

Таких подвигов в боях за Берлин было немало! Словами Твардовского, «парень в этом роде в каждой роте есть всегда, да и в каждом взводе». Где бы ни шли бои, каждый из них защищал Родину. И — человечность, которую пытались искоренить в «тысячелетнем рейхе».
У советских бойцов имелось немало оснований для мести. Но мало кто из них доходил до слепого мщения — и наказание для таких было суровым. Памятник должен был показать: советский солдат дошел до Берлина не для того, чтобы поставить Германию на колени и поработить немецкий народ. У него другая цель — уничтожить нацизм и завершить войну.

Вучетич знал и о Масалове, и о Лукьяновиче. Он создал обобщенный образ солдата, спасающего ребенка. Солдата, защитившего и свою страну, и будущее Германии.

Идея создания мемориала принадлежала Климу Ворошилову. «Первый красный офицер» знал, что там похоронены тысячи советских воинов, павших в битве за Берлин, и предложил достойно почтить память героев последних сражений великой войны.
Первоначально встать на постамент должен был не простой солдат, а лично Иосиф Сталин. Генералиссимус возвышался бы над Берлином с глобусом в руках — символом спасенного мира. Примерно так будущий мемориал видел и скульптор Евгений Вучетич в 1946 году, когда военный совет группы советских оккупационных войск в Германии объявил конкурс на проект берлинского монумента воинам-освободителям.
На конкурсе было представлено около 30 проектов.

Вучетич предложил две композиции: вождя народов с глобусом, который символизировал «мир спасенный», и солдата с девочкой, которого воспринимали как запасной, дополнительный вариант.
Но вождь, увидев представленный проект, поморщился и спросил: «Послушайте, Вучетич, вам самому не надоел вот этот усатый?»
Скульптор, не вступая в дискуссию, показал второй вариант — солдат с автоматом, прижимающий к груди спасенную девочку.
«Вот такой памятник нам и нужен!» - произнёс Сталин.
Задумка автора ему понравилась. Генералиссимус внес в «солдатский» проект лишь одну серьезную редакторскую правку. У Вучетича солдат, как положено, был вооружен автоматом. Сталин предложил заменить эту деталь на меч. То есть предложил дополнить реалистический памятник былинной символикой. Его привлекали образы русских витязей.
Огромный меч — простой, но емкий символ, вызывающий ассоциации с далеким прошлым, с самой сутью истории, с ним монумент выглядел более символичным.

Этот памятник остается символом Победы.
Он — как часовой завоеванного мира — напоминает нам о жертвах и героях войны, которая в нашей стране затронула каждую семью. Трептов-парк дает нам надежду, что память о героях Великой Отечественной принадлежит не только нашей стране.
Широкой публике о подвиге Масалова стало известно почти через 20 лет, в 1964 году, когда в «Красной звезде» был опубликован отрывок из воспоминаний маршала Василия Чуйкова, в котором военачальник подробно описал этот эпизод.

На Масалова, человека в жизни очень скромного, свалилась настоящая слава. К нему приезжали не только советские журналисты, но и их коллеги из ГДР. Последние приложили титанические усилия для того, чтобы найти ту самую девочку, спасенную советским солдатом.

В итоге откликнулось 198 немок, которые в 1945 году были маленькими девочками.
Все они рассказывали схожие истории — во время боев в Берлине их из-под огня вынес советский солдат. Каждая была убеждена, что это был он, Масалов.
Проверка фактов показала, что женщины говорят правду.

Но в каждом из случаев спасителем оказывался не Николай, а другие советские воины.
Некоторые женщины на сверку обстоятельств не обращали внимания. Они приезжали к Масалову из Германии, что поблагодарить его. Для них он стал олицетворением той силы, которая сохранила их посреди страшной войны.
Сам Масалов говорил: «Многие спасали... На моем месте это сделал бы каждый».






«Многие спасали... На моем месте это сделал бы каждый»


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment