December 4th, 2018

Хас-Булат удалой (Элегия)...



Хас-Булат удалой...


На основе стихотворения Александра Аммосова (1823-1866) «Элегия», впервые опубликованного 16 ноября 1858 г. в военном журнале "Русский инвалид". Стихотворение навеяно Кавказской войной 1817-1864 гг., в которой Аммосов принимал участие под командой Константина Данзаса, секунданта Пушкина. Стихотворение стало песней и вошло в песенники.

В 1890-е гг. мелодию обработала О.Х. Агренева-Славянская. В авторском варианте гибнет только жена Хас-Булата, в народных – и жена, и сам Хас-Булат, а иногда еще и князь (в народных вариантах смертность персонажей обычно выше, чем в авторских - см., например, "По Дону гуляет казак молодой", где в исходном тексте вообще никто не умирает).

С начала XX в. стала использоваться как застольная свадебная песня. Входила в репертуар Надежды Плевицкой (1884-1941; записи на пластинку: фирма "Пате", Москва, 1908, 26647; фирма "Зонофон", Москва, 1909, 63844; "Бека Рекорд", Москва, 1909, 45649). Есть современные сатирические переделки - напр., "Хаз-Булат пажилой":

Хаз-Булат пажилой
Со мной в номири жыл,
И с его я жиной
Шуры-муры вадил...

На грани 1980-х и 1990-х гг. зачин песни сатирически переделывали в адрес и.о. спикера Верховного Совета России Руслана Хасбулатова, чеченца по национальности: "Хасбулата долой!" и т. п.
Такун Ф.И. Славянский базар. М.: Современная музыка, 2005.

Вариант 1.
- Хас-Булат удалой, бедна сакля твоя,
Золотою казной я осыплю тебя.

Бедну саклю твою разукрашу кругом,
Стены в ней обобью я персидским ковром.

Галуном разошью твой бешмет по краям
И тебе пистолет мой заветный отдам.

Дам кинжал золотой и винтовку свою,
А за это за все ты отдай мне жену.

Ты уж стар, ты уж сед, ей с тобой не житье,
На заре юных лет ты погубишь ее.

- Князь, рассказ дивный твой, но напрасно ты рек,
Я с моею женой вас вдвоем подстерег.

Месяц плыл в облаках, под чинарой густой
Вы сидели вдвоем перед шумной рекой.

Береги, князь, казну и владей ею сам,
А неверну жену тебе даром отдам.

Полюбуйся поди ты невестой своей,
Спит с кинжалом в груди в бедной сакле моей.

Я убил ее сам, утопая в слезах,
Поцелуй мой застыл у нее на устах...

Голос смолк старика, и поник он главой,
Лишь шумела река перекатной волной.

Ах, зти черные глаза / Сост. Ю. Г. Иванов. Муз. редактор С. В. Пьянкова. Смоленск: Русич, 2004.


Вариант 2.
- Хас-Булат удалой,
Бедна сакля твоя,
Золотою казной
Я усыплю тебя;

Саклю пышно твою
Разукрашу кругом,
Стены в ней обобью
Я персидским ковром;

Дам коня, дам кинжал,
Дам винтовку свою,
Лишь за это отдай
Молодую жену!

Ты уж стар, ты уж сед,
Ей с тобой не житье;
На заре юных лет
Ты погубишь ее.

Под чинарой густой
Мы сидели вдвоем;
Месяц плыл золотой,
Всё молчало кругом.

Лишь играла река
Перекатной волной,
И скользила рука
По груди молодой.

Она мне отдалась
До последнего дня
И аллахом клялась,
Что не любит тебя!

- Князь, рассказ ясен твой,
И напрасно ты рек:
Вас с женой молодой
Я вчера подстерег.

Полюбуйся поди,
Князь, игрушкой своей:
Спит с кинжалом в груди
Она в сакле моей!

Я ее умертвил,
Утопая в слезах,
Поцелуй мой застыл
У нее на устах.

Тут рассерженный князь
Саблю выхватил вдруг;
Голова старика
Покатилась на луг.

Долго молча стоял
Князь у трупа столбом;
Сам себя укорял,
Но решил на своем.

Скоро пала роса,
Свежий ветер подул,
Смолкли птиц голоса,
Лишь реки несся гул.

С ревом бешеным вдруг,
Ударяясь в скалу,
Князь-убийца прыгнул,
И пошел он ко дну.

Русские песни / Сост. проф. Ив. Н. Розанов. М.: Гослитиздат, 1952.


Вариант 3.
«Хаз-Булат удалой!
Бедна сакля твоя;
Золотою казной
Я осыплю тебя.

Саклю пышно твою
Разукрашу кругом,
Стены в ней обобью
Я персидским ковром.

Галуном твой бешмет
Разошью по краям
И тебе пистолет
Мой заветный отдам.

Дам старее тебя
Тебе шашку с клеймом,
Дам лихого коня
С кабардинским тавром.

Дам винтовку мою,
Дам кинжал Базалай -
Лишь за это свою
Ты жену мне отдай.

Ты уж стар, ты уж сед,
Ей с тобой не житье,
На заре юных лет
Ты погубишь ее.

Тяжело без любви
Ей тебе отвечать
И морщины твои
Не любя, целовать.

Видишь, вон Ямман-Су
Моет берег крутой,
Там вчера я в лесу
Был с твоею женой.

Под чинарой густой
Мы сидели вдвоем,
Месяц плыл золотой,
Все молчало кругом.

И играла река
Перекатной волной,
И скользила рука
По груди молодой.

Мне она отдалась
До последнего дня
И Аллахом клялась,
Что не любит тебя!»

Крепко шашки сжимал
Хаз-Булат рукоять
И, схватясь за кинжал,
Стал ему отвечать:

«Князь! рассказ длинный твой
Ты напрасно мне рек,
Я с женой молодой
Вас вчера подстерег.

Береги, князь, казну
И владей ею сам,
За неверность жену
Тебе даром отдам.

Ты невестой своей
Полюбуйся поди –
Она в сакле моей
Спит с кинжалом в груди.

Я глаза ей закрыл,
Утопая в слезах,
Поцелуй мой застыл
У нее на губах».

Голос смолк старика,
Дремлет берег крутой,
И играет река
Перекатной волной.

Из репертуара Надежды Плевицкой (1884-1941). Запись на пластинку - фирма "Пате", Москва, 1908 г., 26647.

Очи черные: Старинный русский романс. М.: Эксмо, 2004.



ОРИГИНАЛЬНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

Элегия

Александр Аммосов


«Хас-Булат удалой,
Бедна сакля твоя;
Золотою казной
Я осыплю тебя.

Саклю пышно твою
Разукрашу кругом,
Стены в ней обобью
Я персидским ковром.

Галуном твой бешмет
Разошью по краям
И тебе пистолет
Мой заветный отдам.

Дам старее тебя
Тебе шашку с клеймом,
Дам лихого коня
С кабардинским тавром.

Дам винтовку мою,
Дам кинжал Базалай, -
Лишь за это свою
Ты жену мне отдай.

Ты уж стар, ты уж сед,
Ей с тобой не житье,
На заре юных лет
Ты погубишь ее.

Тяжело без любви
Ей тебе отвечать
И морщины твои
Не любя целовать.

Видишь, вон Ямман-Су
Моет берег крутой,
Там вчера я в лесу
Был с твоею женой.

Под чинарой густой
Мы сидели вдвоем,
Месяц плыл золотой,
Всё молчало кругом.

И играла река
Перекатной волной,
И скользила рука
По груди молодой.

Мне она отдалась
До последнего дня
И аллахом клялась,
Что не любит тебя!»

Крепко шашки сжимал
Хас-Булат рукоять
И, схвативши кинжал,
Стал ему отвечать:

«Князь! Рассказ длинный твой
Ты напрасно мне рек,
Я с женой молодой
Вас вчера подстерег.

Береги, князь, казну
И владей ею сам,
За неверность жену
Тебе даром отдам.

Ты невестой своей
Полюбуйся поди –
Она в сакле моей
Спит с кинжалом в груди.

Я глаза ей закрыл,
Утопая в слезах,
Поцелуй мой застыл
У нее на губах».

Голос смолк старика,
Дремлет берег крутой,
И играет река
Перекатной волной.

<16 ноября 1858>

Русские песни и романсы / Вступ. статья и сост. В. Гусева. М.: Худож. лит., 1989. (Классики и современники. Поэтич. б-ка).


Из сб. Антология военной песни / Сост. и автор предисл. В. Калугин. М.: Эксмо, 2006:

В 1845 году, окончив Петербургский университет, Аммосов поступил юнкером в Люблинский егерский полк. Случай довольно редкий. Из поэтов только "своекошный студент" Лермонтов решился на подобный шаг. С Лермонтовым его роднит и судьба едва ли не самой популярной народной баллады "Хас-Булат удалой", впервые появившейся в печати в журнале "Русский инвалид" в 1858 году - через восемнадцать лет после лермонтовской "Казачьей колыбельной".
Этим двум стихотворениям суждено было воплотить в русской поэзии и музыке трагическую тему Кавказских войн. В сражении с горцами Аммосов получил ранение. Участвовал в Венгерском походе (1849), в Крымской войне (1853-1856).
Умер, как отмечалось в некрологах, "от последствий ран". "Хас-Булат удалой..." - не единственное стихотворение Аммосова, ставшее песней. Большой популярностью пользовался "Колокольчик" ("И простился и помчался..." на музыку К. Н. Лядова (1879), продолживший традиции русских ямщицких "Троек".

http://a-pesni.org/army/hasbulat.php




















В Италии арестовали главаря «Коза ностры» и еще полсотни мафиози





В Италии арестовали главаря «Коза ностры» и еще полсотни мафиози


На Сицилии арестовали главаря «Коза ностры» Сеттимино Минео и еще 45 членов самой известной мафиозной структуры. Об этом сообщает ANSA.

Членам мафиозной структуры предъявлены обвинения в причастности к мафиозной деятельности, вымогательстве, незаконном ношении оружия и других тяжких преступлениях.

Отмечается, что аресты верхушки «Коза ностры», которые провели карабинеры провинции Палермо, стали итогом длительной спецоперации. Издание также сообщает, что в последнее время мафиози переживали достаточно сложный период реорганизации, связанный с длительным отсутствием жесткого централизованного руководства. В итоге боссы нескольких кланов «Коза ностры» приняли решение о воссоздании руководящей структуры мафии, наделив Минео полномочиями так называемого «крестного отца».

Стоит отметить, что 80-летний Минео возглавил «Коза ностру» в ноябре прошлого года после смерти предыдущего главаря мафии Тото Риины, который отбывал в тюрьме пожизненное заключение. В январе в Сицилии правоохранители провели масштабную спецоперацию, во время которой были задержаны 40 членов мафиозного клана. Все они имели отношение к клану «Коза ностра». Их обвиняют в ряде преступлений.

http://rusnext.ru/news/1543916651


«Все это, лишь благодаря России...» - сирийский немец о роли Москвы и Вашингтона в Сирии | InfoRuss

Теперь вам должно стать понятно, что эти люди были направлены в Европу не случайно, а также что и здесь в Сирии – повстанцы, в уничтожении которых все обвиняют Россию, на самом деле никакие не сирийцы, а по большей части наемники из других стран.

https://inforuss.info/vse-eto-lish/?_utl_t=lj «Все это, лишь благодаря России...» - сирийский немец о роли Москвы и Вашингтона в Сирии | InfoRuss

Яна Поплавская: «Меня тошнит от голых задниц и женоподобных мужиков» | Мнения | Культура | Аргументы

Я выросла в театральной среде. Мой отец-отчим Владимир Викторович Александров, который воспитывал меня с 4 лет, работал с Юрием Петровичем Любимовым всю свою сознательную жизнь на Таганке, будучи его вторым режиссёром. Моя мама служила в Театре на Таганке, и я, как и другие актёрские дети, выросла за кулисами, в «красношапочном» возрасте играла в двух очень известных спектаклях («Обмен» и «Перекрёсток») и находилась бок о бок с актёрами легендарного театра. Думаю, вы не поспорите со мной, что Юрий Петрович Любимов был признанным гением мирового масштаба, он работал фактически на всех мировых театральных сценах. Но даже под расстрелом Любимову не пришло бы и в голову снимать трусы с Высоцкого, Хмельницкого, Золотухина и иже с ними, чтобы, например, Высоцкий в роли Гамлета выходил с обнажёнными гениталиями и говорил бы: «Быть или не быть».
На Таганку всегда был лом! Народ шёл не на голые попы, не на то, что актёры обливали друг друга кефиром, молоком, грязью или помоями или совершали акт псевдо-дефекации: когда садятся на сцене и тужатся. И кидают в зал псевдодерьмом. Это то, что представлено на российских театральных сценах. Не надо называть это искусством. Не надо. Искусство должно быть прекрасным, доступным или не очень, интеллектуальным, но не отвратительно патологически отталкивающим.


http://www.aif.ru/culture/opinion/yana_poplavskaya_nenavizhu_tolerantnost