August 13th, 2012

Политический идеализм – государственная «болезнь» нового времени.

11.08.2012

Политический идеализм – государственная «болезнь» нового времени

Валентин Вацев, доктор философии,

преподаватель истории Евросоюза в Европейском Колледже Экономики и Управления (София, Болгария)

 Отправная точка моего выступления находится далеко – и во временном, и в пространственном отношении. Так как повод к сегодняшней конференции является историческим, то вполне нормально обращение к событиям, состоявшимся десятилетия назад, то есть далеко во времени. Но я бы начал с событий, который произошли далеко в пространственном отношении. Примерно 20 лет назад, не здесь, в Тирасполе, а далеко отсюда, в Москве, на политической сцене появился новый коллективный субъект политической власти, поскольку мы знаем, конечно же, что истинные субъекты власти (даже когда они выглядят индивидуальными, как, например, Горбачев или Ельцин) всегда являются коллективными, а индивиды представляют только лицо и голос коллективной воли. И эта самая коллективная политическая воля названного коллективного политического субъекта, который пожелал и как будто бы даже сумел придти к власти в Москве, легитимировала себя, т.е. обосновывала себя – юридически и практически – с помощью нескольких различных теорий, общей чертой которых был так называемый политический идеализм. Таково истинное название государственно-правовой идеологии перестройки, которая, конечно же, началась из Москвы и, как ударная волна огромного геополитического взрыва, быстро дошла «до самых до окраин».

И персональной, и коллективной идеологией русской перестройки (идеология Горбачева, Яковлева, Ельцина и многих других, о ком их современники вспоминают со смешанными чувствами) был политический идеализм. Если нужно представить это явление в его сущности и как можно более кратко (а это, конечно, будет в афористичной форме, так как афоризмы экономят время), то его можно определить как твердую уверенность в том, что не Силе принадлежит Право, а Право обладает Силой, и что Сила проистекает из Права (здесь очень важно подчеркнуть, что речь идет не о Правде, а о Праве, то есть о совершенно отличном понятии). 

Политический идеализм стыдится интересов и гордится ценностями. Он обожествляет силу Факта (вместе с его интерпретациями, конечно, так как факты даны нам только в их интерпретациях). Но возвеличивая силу Факта, политический идеалист склонен необратимо аннулировать факт Силы. 

Эта доктрина имеет глубокие корни в европейской философии, и у нее был достойный выразитель, оставшийся в истории, – Вудро Вильсон. По его мнению, США были, прежде всего, носителем моральной и идеологической миссии и обладателем Глобальной Правоты. Не углубляясь так далеко в прошлое (так как речь идет о начале XX века), следует вспомнить и одного из продолжателей дела Вильсона, также президента, который мудро советовал: «Говори ласково, но держи наготове большую дубину». 

Сегодня глобальная правота США надежно подкреплена могущественными вооруженными силами. Идейная правота Вашингтона легитимирована 12 авианосцами, тысячами ядерных боеголовок и множеством других совершенно реальных и высокоморальных (таких как белый фосфор, обедненный уран) средств убеждения. 

Демиурги советской «перестройки» были искренними политическими идеалистами, они верили, что обо всём можно договориться под честное слово (например, что может быть обещано не расширять НАТО). Они верили, что Право главенствует, потому что оно – священно, а Сила – омерзительна и презренна. Распад СССР – это прямое следствие этой апологии Права за счет Силы. 

Сегодня Горбачев утверждает, что он стремился именно к этому – к распаду СССР. Вы как хотите, однако я ему не верю – я помню, как он до последнего момента из последних сил пытался исправить ошибки, которые сам же наплодил. Но если мы говорим не об индивидууме, а о коллективном субъекте тогдашней власти, то можно сказать, что его вера в Силу Права, вкупе с его отвращением к Праву Силы, свидетельствуют только об одном – что из таких абстракций не могут родиться новая государственность и новый уклад жизни. Опыт политических идеалистов (чаще всего – людей искренних) смехотворно напоминает попытки однополого коллектива к самовоспроизводству. 

Власть – и, конечно, государственная власть, т.е. Государство – рождается из встречи Силы с Правом. Государство проистекает, т.е. легитимирует себя через Силу, которая имеет Право, и через Право, которое имеет Силу. Осознание этой простой и непреложной истины приводит к другой концепции – «Реаль-политик», согласно которой ты можешь быть прав только и единственно если ты достаточно силен, и что социальная реальность имеет не договорной и не диалогический характер, а также что непрестанно появляются свидетельства того, что социальное бытие имеет конфликтную природу – т.е. то, о чем более 2600 лет назад говорил один гениальный греческий философ. Война – мать всех вещей, говорил он, – и эта истина, лежащая в основе так называемой концепции «реальной политики», нерушимо стоит последние 27 веков. 

Не Право имеет Силу, а Сила имеет Право – это аксиома политического реализма. И если сегодня ПМР существует, то это потому, что 20 лет назад здешние люди яростно, с оружием в руках противостояли попытке разрушить их социальный мир. За прошедшее с тех пор время факты срослись с их толкованиями, а события оказались глубоко погребены под их интерпретациями. Но если мы вернемся к простому и правдивому языку политического реализма, то сможем сказать совсем ясно – 20 лет назад политический идеализм тогдашней кремлёвской верхушки (по воле которой целый прежний мир должен был распасться, чтобы эта верхушка смогла зажить в согласии с так называемыми либеральными общечеловеческими ценностями) был ограничен и оспорен категоричной волей обыкновенных людей, которые хотели сами творить свою реальность и жить в ней, а не в стерильных догмах глобального либерализма. 

Я не готов глубоко и всесторонне исследовать сегодняшние последствия тех событий здесь, на этой земле. Но я думаю, что именно в этом месте т.н. «реальная политика» дала первую решительную битву гибельным абстракциям политического идеализма. Я не готов сказать, было ли это случайно или же стало проявлением некоей глубинной необходимости. Но даже если и случайно – за прошедшие два десятилетия состоялось много событий, которые начертали путь к новой государственной легитимности, к новой политической культуре. События августа 2008 года, когда одному забывшемуся соседу был преподнесен хороший урок (т.е. ему было показано, что – реально), для меня являются проявлением той же самой тенденции, того же неуклонного движения от политического идеализма, который – скажем честно – может вдохновлять только колониальные режимы и оккупационные верхушки, к принципам и нормам реальной политики, который сегодня в Москве, я надеюсь, больше не стыдятся (или так это, по крайней мере, выглядит из Софии). 

В заключение я могу формулировать и основную свою мысль: российская элита проделала долгий путь и очевидно перешла от легитимационных схем Горбачева и Яковлева к суровым реально-политическим нормам нынешней правящей элиты страны. 

Да, конечно, не лишена, вероятно, оснований и критика насчет того, что тем самым Москва дает волю и своим имперским инстинктам. Это безусловно верно. Готов согласиться и с тем, что это – нечто ужасное, особенно если наблюдать за этим с Брайтон-Бич, из Бостона, штат Массачусетс, и, конечно, из Лондона. 

Однако если смотреть из Софии и особенно с позиций болгарских русофилов, движение от политического идеализма к политическому реализму в Москве – это переход от ненормального к норме и от безнадежности – к надежде.

Самое важное – не стыдиться своих комплексов. Особенно если эти комплексы – С-300.

Спасибо.

(Перевод с болгарского В.Б. Каширина) 

http://www.riss.ru/?newsId=770

Мои твиты

  • Вс, 22:42: Самое важное – не стыдиться своих комплексов. Особенно если эти комплексы – С-300.(с) Валентин Вацев
  • Вс, 23:33: СССР взял на Олимпиаде в Лондоне: золота - 47, серебра - 44, бронзы-73 Общее кол-во медалей - 164 СССР опередил США! Какую страну просрали!
  • Вс, 23:47: Политический идеализм – государственная «болезнь» нового времени. http://t.co/S9WNcqOK

«Давайте остановимся»

«Давайте остановимся»

Павел Полуян, физик, ведущий инженер одного из сибирских предприятий, член Экспертного клуба Красноярского края

Скопируйте код и вставьте в свой блог:

Процесс Pussy Riot напомнил мне дилемму из романа Достоевского «Преступление и наказание» – там ведь тоже некто переступал черту по идейным мотивам. Вы скажете, что никакой достоевщины тут нет – ни топора, ни кровавых пятен... А между тем убойный контекст у процесса имеется. О нем и пойдет речь.

Напомню, что в Западной Европе хулиганства на церковных площадках тоже случаются – год назад, 15 июня 2011 года, в кафедральном соборе столицы Норвегии несколько молодых людей в раздетом виде пытались устроить художественный половой акт.

Попытка была не очень успешна – через несколько минут их из собора прихожане вытащили и сдали полиции, но видеозапись, как водится, попала в интернет. Акцию проводила знаменитая норвежская группа «Fuck for Forest» (то есть «Трах за лес»), которая с 2004 года периодически устраивает публичные сексуальные оргии в защиту фауны и флоры тропических джунглей. После ареста сексионерам было предложено на выбор – 16 суток тюрьмы или штраф каждому в 7500 крон...

...В этот день другой норвежец, Андерс Брейвик, продолжал синтез пикриновой кислоты, о чем оставил запись в дневнике, а ровно через месяц, 15 июля 2011 года, он съездил в Осло – забрал арендованный фургон, загрузил его самодельной взрывчаткой и через неделю взорвал в правительственном квартале столицы, убив при этом восемь человек. После такого «тарараха» поехал в молодежный лагерь, где расстрелял несколько десятков юношей и девушек. Креативный террорист полиции сдался сам, а концептуальные обоснования акции и свои фото он загрузил в интернет заблаговременно.

За что же он убивал молодых европейцев? Оказывается, либерализм и мультикультуризм его достали! Как он сказал позднее на суде: «Марксистская реформа культуры, феминизм, уничтожение церкви, сексуальная революция... Левые и марксисты разобрали по кирпичикам то, что создавалось на протяжении сотен лет, что бережно охранялось и лелеялось: культура, идентичность, наша религия, свобода и независимость... Мой поступок был совершен по необходимости от имени моего народа, моей культуры, моей религии, моего города, моей страны!»

Говорят, утром 22 июля рыцарь-маньяк даже посетил церковь в Осло. Был ли это кафедральный собор – не сообщалось, но именно в кафедральном соборе через год в присутствии норвежской королевской семьи прошла поминальная месса по невинно убиенным...

Пусть во всех этих этических хитросплетениях разбираются норвежский суд и норвежская церковь, для нас представляет интерес то, что именно норвежские экологи-порнографисты стали в свое время образцом для наших «писириоток». Вспомните их художественный секс в Биологическом музее в феврале 2008 года под лозунгом «Е... за наследника медвежонка!». Норвежцы за фауну в целом устраивали секс-шоу, а наши подражатели послали генитальный «превед» медведю.

Под лозунгом – тут не метафора, именно эти слова были начертаны на черном знамени, которое держал гримированный под Карла Маркса странный персонаж – это был идейный вдохновитель группы «Война» и Pussy Riot, теоретик современного искусства Плуцер-Сарно. Не знаю, пригласят ли его свидетелем на процесс «писириоток» и приедет ли он из-за границы, но, мне думается, пригласить надо – этот неомарксист совершенно зря остается за рамками столь красочной истории.

Я некогда уже писал о его творчестве – Плуцер-Сарно участвовал в 2005 году в VI Музейной бьеннале в Красноярске. Прославился он тогда тем, что скопировал концепцию известного фотохудожника Валерия Стигнеева – выставил у нас коллаж фотографий уличных объявлений.

Но помимо этого, он еще и хулиганством отличился – провел акцию под названием «Стань русским! Делаем русских!». Он предлагал всем желающим стаканчик дармовой водки хлобыстнуть, прокричать что-нибудь матерщинное и претерпеть от него как автора акции пощечину. После этого претерпевший получал «удостоверение русского». Помнится, несколько желающих нашлось. Но помню также, как один джигит, выпив водки и ругнувшись, внушительно посмотрел на Плуцера, а тот не решился на пощечину – сделал чисто символический жест и быстренько вручил соискателю диплом.

Впрочем, термин «хулиганство» я здесь употребляю некорректно, поскольку акция с руганью и водкой в музейном зале проходила по согласованию с оргкомитетом бьеннале и сопровождалась концептуальным толкованием, которое было вывешено на стенах.

С другой стороны, позднейшая акция Плуцера-Сарно в московском  Биологическом музее явно тянула на административное нарушение, но почему-то исполнители, молодые голые люди, кроме славы, ничего не поимели – закон молчал. В тот момент «писириотка» Толокно была на последних месяцах беременности, притом активно совокуплялась – так даже ювенальная юстиция интереса не проявила. Вот она – сила искусства!

И лишь когда «писириотки» вместо художественных аллюзий и концептов устроили «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды» (ст. 213 УК РФ) и «унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам отношения к религии» (ст. 282 УК РФ), очутились они не только виртуально в сети, но и реально – за решеткой. Суд подвел черту.

Я, кстати, удивляюсь искусствоведам, которые тут про художественную акцию говорят. Ведь это нелепо, поскольку нестандартная демонстрация была явно элементом избирательной кампании (СМИ туда были приглашены, сделан клип для интернета, куплеты пелись политические). По ходу таких политических карнавалов мы в России чего только не видели, даже в Красноярске бывали и шествия дедов-морозов, и сожжение разных предметов, и ношение гробиков по улицам, и даже пускание плота с куклами по Енисею... Никто это искусством не считал, все оплачивалось из политических бюджетов и согласовывалось с муниципальными властями. Так что вся вакханалия вокруг этого инцидента с «писириотками» – это скорее не искусство, а элемент кампании по созданию оппозиционной партии с религиозной спецификой. Вполне возможно, что на волне, поднятой против Русской православной церкви, всплывет из глубин некий партийный зверь с религиозными знаками на акульей спине. Не случайно же в своём ЖЖ Борис Березовский предложил создать Христианско-демократическую революционную партию России. (А раз религиозная специфика для партий по закону в России запрещена – есть поле для борьбы.) Так что, не ровен час, скоро увидим оппозиционные «крестоходы», поддерживаемые заграничными ХДС и ХСС.

Когда суд определил хулиганок в СИЗО – это было резонно как раз в силу поддержки их из-за границы (по одному западному каналу не постеснялись дать видеорепортаж о подготовке акции в церкви, и даже название у группы английское – в расчете на зарубежные СМИ) и наличия иностранного гражданства у некоторых «писириоток». Впрочем, не исключено, что этих клоунесс антироссийские политические силы просто используют «втемную».

Да, «писириотки» – истерички, они явно одержимы неким карнавальным бешенством (вспоминаются фантастические жрицы феминизма из романа Стругацких «Улитка на склоне» – у тех тоже было «одержание»). Но пример Брейвика показывает, что стать рыцарем-маньяком – тоже не такое уж заумное фэнтези. И сейчас, когда вокруг этих событий накручено столько рекламы и пиара, могут появиться в стране группы других «riot», уже не левацко-либерального, а правоэкстремистского типа. Которые начнут устраивать «скин-молебны» в демократических театрах, галереях современного искусства и редакциях «белоленточных» СМИ.

В многостраничном манифесте Брейвика много чего наворочено, но вполне четко описан враг – это «культурный терроризм», который «учит свободной любви, утверждает архаичность природы семейных законов, бесполезность религии, которая лишает человека всех удовольствий». Причем специально обрисован тут и «радикальный феминизм как наиболее деструктивный и фанатичный элемент современного либерализма, (...) радикальный феминизм как тоталитарный по духу...» Вот и наши доморощенные феминистки из числа «писифанаток» уже получили, как мы знаем, несколько отнюдь не символических пощечин во время уличных стычек с правыми активистами.

Мне лично это все кажется чрезвычайно опасным. Недобрые идеи и темные смыслы все чаще выходят из информационного пространства в реальный мир – обретают плоть и наливаются кровью. Давайте остановимся.

 http://vz.ru/opinions/2012/8/13/593142.html