?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

«Русский либерал» — это тип тоталитарной личности, религиозный фундаменталист

Сразу после известных событий на Манежной площади российские либералы (в лице все тех же кукол, то есть Немцова, Касьянова, Новодворской и прочих) провели очередной ребрендинг. На этот раз над дверью палаты №6 появилась вывеска - Партия народной свободы (ПНС), которую в народе уже окрестили метким словом “понос” (ПоНоС), выразив тем самым своё отношение ко всем этим “борцам” за так называемую “свободу”.

Новая партия, как всегда, нацелилась на объединение “либеральных общественных сил”, которые в действительности не являются ни либеральными, ни общественными, ни силами, а представляют собою либо столичные кружки очень злобных и (психически) не очень здоровых людей, либо худо-бедно структурированные стайки неуклюжих прозападных провокаторов.

Большей части населения России эти странные “свободолюбивые” существа глубоко чужды и даже омерзительны. Под какими бы вывесками они не выступали, восприятие этих существ едва ли изменится. По причинам, которые блестяще сформулировал публицист Вадим Нифонтов:

“Слово “либерал” в нашей стране (по крайней мере, среди значительной части населения) стало — ну, как бы это сказать? — не совсем приличным, что ли. Увы, “либерал” в России — это, как правило (исключения крайне редки), человек, глубоко и горячо презирающий “эту страну”, желающий ей и её народу (как он обычно говорит, “грязному быдлу”) всяческих несчастий. Или, в крайнем случае, считающий, что здесь “всё идёт не так” и “надо немедленно всё перевернуть к чертям собачьим”.

“Русский либерал” — это человек, считающий, что “пенсионеры должны как можно быстрее подохнуть”, “наука нам не нужна”, “армию надо распустить”, а “школьное образование следует свести к обучению алфавиту и простой арифметике”. И при этом он вхож в разнообразные светские салоны, ему подают руку и интересуются его здоровьем. Однако если посмотреть со стороны, это ничуть не лучше, чем водить дружбу с эсэсовцем.

Пресловутые 1990-е годы вынесли на поверхность общественной и интеллектуальной жизни весьма странные и непонятные фигуры. Честно сказать, я до сих пор не очень хорошо понимаю, как эти люди вдруг стали интеллектуальной властью, этакой самозваной жандармерией без погон. Это своего рода парадокс. Неужели вся тысячелетняя история России должна была завершиться тем, чтобы её общественную мысль стало можно представить фразой «мы единственные стоим за свободу, а кто против нас — тот против свободы, мы ему рот заткнём, голодом уморим и в порошок сотрём»? Жили себе люди, читали хорошие книжки, смотрели «интеллектуальное кино», хотели демократии и равноправия, а потом получили какую-то вполне неиллюзорную власть и стали разбрасываться фразами вроде «вам давно пора сдохнуть», «вас надо сечь на конюшне», «вы неэффективные грязные свиньи» и так далее. Да не только разбрасываться, а тупо воплощать свои мрачные идеалы в жизнь, причём так, что стражи исламской революции могут позавидовать. А потом ответственность за все это сваливать на «неправильное полицейское государство».

Общение с ними в рамках простого человеческого восприятия невозможно. «Русский либерал» — это, в 99% случаев, вовсе не либерал в нормальном понимании, то есть сторонник некоей осмысленной политико-экономической программы. Нет, «русский либерал» — это тип тоталитарной личности, это религиозный фундаменталист, попросту пользующийся либеральной риторикой, потому что это ему сейчас «как бы» выгодно. Если завтра ему выгодны будут коммунизм, фашизм, некрозоопедофилия или идеи чучхэ, то все вчерашние «либералы» толпой прибегут в эту веру и немедленно займут там все лучшие места.

В сущности, «русские либералы» — это секта, цель которой состоит в дискредитации самой идеи о существовании «так называемых идей». С их точки зрения, всё просто: люди хотят хорошо жрать и быть альфа-самцами, а всё остальное, всякие там «-измы» — лишь толстая плесень лжи на этих нехитрых, но основных потребностях.

Как всякая тоталитарная религиозная секта, «русский либерализм» обладает иерархией, хотя она выражена и не очень ярко. Наверху стоят “властители дум”, от которых часто зависят даже политические решения государства. Средний уровень представлен прагматичными либеральными функционерами от идеологии, которым их деятельность на ниве «псевдолиберализм» часто приносит прямой доход. Нижний уровень — бескорыстные приверженцы учения, создающие “массовку” и демонстрирующие “укоренённость” учения в обществе.

Как и во всякой тоталитарной секте, цель проповедников — сделать так, чтобы адепт особо не рассуждал, мыслил характерными для учения штампами и активно отстаивал идеологию секты. После подчёркнутого осознания собственной “избранности” и противопоставления себя “быдлу”, важнейшая характеристика приверженца «русского либерализма» — убеждённость в том, что он и его соратники владеют окончательной истиной в последней инстанции, и (отметим это особо) полная неспособность к сколько-либо открытой и непредвзятой полемике. Для полемического стиля либерального сектанта характерны открытые оскорбления оппонента (вплоть до самых грубых и непристойных), заявления вроде “ваш низкий уровень образования и жизненного опыта не даёт вам возможности понять мои слова”, нежелание спорить с “людьми, стоящими ниже меня” (аргумент выражается в разных формах) и, наконец, апелляция к властям (”ваши взгляды — это фашизм, что карается согласно с уголовным законодательством”). Если “русский либерал” не проявляет подобных устремлений, то имеется весьма большая вероятность, что перед вами действительно настоящий либерал, а не член тоталитарной секты, и с ним можно разговаривать всерьёз.

Говоря кратко, учение секты состоит примерно в следующем.

Причиной страданий “избранного” в России является то, что он воспитан в духе западного индивидуализма (в силу, к примеру, своего особого происхождения). Это резко отличает его от автохтонного населения, воспитанного в детских садах, пионерских коммунах, многодетных семьях малообразованных алкоголиков и других страшных тоталитарных учреждениях. Иными словами, ему, яркому индивидуалисту и активному, эффективному, организованному человеку противостоит мрачная тёмная тотальность, совокупность стада и бандитских иерархий. Перед этой скотской толпой, главная цель которой — затоптать всё яркое, неординарное, свежее и живое, — у него нет и не может быть никаких моральных обязательств. Его задача заключается в следующем: разъять “мрачную тотальность” на отдельные атомы, затем показать каждому отдельному атому общества правильный путь индивидуального саморазвития. В результате, общество со временем переродится в некое подобие светлого (к примеру, западного) мира, и “избранным” в нём будет хорошо. Немаловажно и то, что наш герой убеждён: хаотическое движение социальных атомов приводит к более успешным результатам, чем их движение внутри “тотальностей” (или, как говорят некоторые, “нечеловеческих сущностей”).

И первым объектом атаки приверженца секты, таким образом, оказываются любые формы “автохтонной тотальности”: государство, нация, армия, религиозные организации любого вида, общественные учреждения и т.п. Всё это должно быть разрушено и в процессе хаотических изменений создано заново, но уже на другой основе.

Разрушение тотальностей приведёт к тому, что внутренняя тенденция развития (так называемая “Невидимая Рука” — или, в учениях наиболее продвинутых и даже мистически ориентированных сектантов, «Внешний Аттрактор») сама организует всё наилучшим образом.

Если же подходить к вопросу не с точки зрения вышеуказанных “благородных истин”, которые приходят в голову адепту секты в начале его пути, а “системно”, то базовое учение приверженцев «русского либерализма» будет выглядеть примерно так.

Извечно существуют два мира — Свет Избранных и Тьма Мёртвых Душ. Мир Света отличается тем, что в нём все люди добры, умны, вежливы, талантливы и активны. В мире Тьмы все злы, глупы, ведут себя по-хамски, склонны сбиваться в стада и нагло бездельничать (в лучшем случае, промышлять грабежом и попрошайничеством). Если человек ощущает свою чуждость миру Тьмы, он — избранный, и, следовательно, принадлежит миру Света. В окружающей его Тьме он оказался случайно, в силу каких-то непонятных ему игр мировых стихий. Итак, если он осознал это, то его жизненная задача состоит в том, чтобы как минимум вернуться в мир Света, а как максимум — превратить мир Тьмы в Светлое Царство. Для этого он должен объединиться с другими такими же избранными. Мир Света управляется светлым демиургом, которого можно охарактеризовать, как некоего бога стихийной рациональности (в мифологии секты он носит имя “Невидимая Рука”). Если люди действуют а) свободно и б) разумно, то они идут Путём Невидимой Руки, которая, в конечном счёте, всё в этом мире преобразовывает к лучшему.

Идеал «русского либерала» — индивид, ни с чем и ни с кем не соединённый, действующий только исходя из своих разумных потребностей. В этом же направлении он позволяет действовать и другим людям (кстати, на первый взгляд этот идеал вовсе не кажется неприемлемым — если не знать, кого приверженцы секты считают «людьми»).

Миру Света и его доброму демиургу, Невидимой Руке, противостоит тёмный и злой дух-демиург, который в мифологии секты носит название Тотальность. Тотальность — это всякое объединение людей, не принадлежащих к числу “избранных”. Поскольку на уме у них ничего, кроме стремления творить зло, хамить окружающим, разрушать всё вокруг и праздно проводить время, быть не может (ведь они не относятся к “избранным”!), то “избранные” считают своим долгом всячески подавлять проявления Тотальности, разрушать и уничтожать всё, что создаёт этот мрачный подземный бог. Это делается как в стремлении защитить себя и свой светлый мир от вмешательства тёмных сил, так и ради самих “нечистых” (”быдла”) — оказавшись вне влияния Тотальности они скорее поймут, что правильная жизнь состоит в следовании Пути Невидимой Руки. И, хотя от этого “избранными” они не станут (родовые пятна Тотальности, «недоброкачественные гены», невыводимы!), но общество с такими гражданами будет намного ближе к Царству Света.

Итак, приверженец секты должен выявлять и любым способом разрушать все ассоциации и учреждения, порождаемые Тотальностью (главный признак того, что это именно ассоциации Тотальности, состоит лишь в том, что они созданы не “избранными”). В данном случае подходит известный принцип “враг моего врага — мой друг”. Поэтому, скажем, руководители таких тотальных организаций “быдла”, как чеченские тейпы или организованная преступность, — если они ведут борьбу с Тотальностью мира, в котором пребывают наши “избранные”, — оказываются вдруг в числе героев у приверженцев «русского либерализма». Последние обычно говорят: мы понимаем, что это тоже тотальные (то есть плохие) организации, но они всё же лучше того мрачного мира, что сложился здесь, в “этой стране”. Они помогут нам вырвать корни Тотальности, а уж потом мы разберёмся и с ними.

Главным проявлением Тотальности в мире Тьмы является государство. Его следует уничтожать (или ослаблять) в первую очередь, так как оно — главное препятствие на Пути Невидимой Руки. В идеале, разделяемом приверженцами секты, государство должно свестись исключительно к полицейской функции подавления тех, кто стремится к Тотальности и отрицает Путь Невидимой Руки. Естественно, государство в этом виде должно контролироваться только “избранными”.

Точно так же гнев “светлых” обрушивается на “неправильные” партии, организации, союзы, общественные учреждения, если: а) они не контролируются “избранными” и, при этом, б) объединяют “быдло” для совместных действий. Думается, читателю уже ясно, какова мистическая цель, преследуемая приверженцами секты. Это — разрушение Царства Тьмы и переработка его отдельных атомов в элементы Царства Света. Отличие от социалистических учений состоит лишь в том, что теперь в качестве идеала провозглашается не некая “новая тотальность”, а “разумный индивидуализм”, т.е. всё то же следование Пути Невидимой Руки. Элементарные размышления могут привести объективного читателя к выводу, что Путь Невидимой Руки предполагает просто-напросто иную форму тотальности, но сами адепты «русского либерализма» никогда об этом не задумываются.

Для приверженцев секты выработаны мифические образы, которые ярко персонифицируют врага. Это Чиновник (уровень государства), Мракобес-Обскурант (уровень религии), Фашист (уровень общества), Скинхед-Ксенофоб (бытовой уровень)… Существуют ли такие типы в реальности, неважно. Главное — вовремя распознать что-то, на них похожее, и уничтожить. Ибо все они заинтересованы только в том, чтобы усиливать Тотальность и мешать превращению Тьмы в Светлое Царство. И с ними нужно бороться, не покладая рук. Для этого можно брать в союзники кого угодно.

Нетрудно догадаться, что «либеральное общество» в учении секты — это не что иное, как вариант хилиазма, или тысячелетнего Царства Света на земле. Естественно, в этом обществе должны править “избранные”, а все остальные будут жить в соответствии с правильно настроенным персональным рассудком (который, путём определённой промывки мозгов, будет приведён в более-менее стандартное состояние). В этом мире не будет насилия и преступности, не будет, следовательно, и государства. Все основные отношения между людьми будут исключительно отношениями обмена и торговли. И ещё одна мистическая составляющая мира «русских либералов» состоит в том, что это должен быть мир чистоты и порядка. Благоухающие уборные, отсутствие болезней и телесной грязи, экологически чистый транспорт, прекрасные дороги, рационально устроенные однообразные города… Вам это ничего не напоминает?

История в собственном смысле этого слова (как постоянное изменение обстоятельств) должна в либеральном мире “прекратить течение своё” и превратиться в нечто, что можно охарактеризовать одним словом: “торгуют” (по аналогии с известным определением русской истории у Карамзина). Ничего существенно иного в этом мире происходить не будет. Когда Ф.Фукуяма писал о “конце истории”, он имел в виду что-то подобное. Бесконечные, структурно однообразные процессы рационального обмена будут составлять главное содержание жизни после победы идеального строя. Отчасти этот пафос можно понять — он и в самом деле нацелен на устранение многих действительных бедствий цивилизации. Однако то, каким образом сторонники секты намерены его реализовать, вызывает самое активное неприятие у многих, даже у тех, кто далёк от так называемого “тоталитаризма”.

Подход секты к решению вопроса крайне прост: необходимо захватить власть над информационным пространством и затем диктовать свои взгляды населению и правительству. Члены секты часто делают это неосознанно, поэтому огульно обвинять их в заговоре не стоит (сказанное не означает, что они не способны вступать в такого рода отношения). Просто эти люди, как правило, обладают неплохим общим уровнем развития — они получили высшее образование, выросли среди книг, а характерный для них истерический пафос, помноженный на общие гуманитарные способности, обеспечивает им определённые успехи в журналистской и тому подобной карьере.

Однако вместо того, чтобы постепенно “социализовываться” и встраиваться в общество, наши сектанты продолжают отстаивать свою “индивидуальную самобытность”, причём часто уже на уровне некоей психопатологии и даже иногда во вред себе. Они создают собственное замкнутое общество, никак не стыкующееся с “большим”. И этот организм начинает жить по каким-то своим особым законам, как паразит внутри другого организма.

Итак, своим идеалом сторонники секты считают “остановленное общество” (arrested society), рационально и просто объясняемое через процессы обмена и торговли, максимально упорядоченное, причём структурно состоящее из правящей кучки “избранных” и “всех остальных” (т.е. “быдла”). Поскольку от классических либеральных моделей такой общественный механизм весьма далёк, то лучшим названием для него будет “псевдолиберальный апартеид”. Именно таков высший общественный идеал секты «русских либералов».

 



http://www.nenovosty.ru/liberal.html

Profile

avdysh_oleg
Авдыш Олег (ХаТТабычЪ)

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars