Авдыш Олег (ХаТТабычЪ) (avdysh_oleg) wrote,
Авдыш Олег (ХаТТабычЪ)
avdysh_oleg

Category:

Такие разные удары или такая разная общественность?




Почему студента, убившего пенсионера МВД одним ударом, суд оставил на свободе

12/04/2012


Петербуржец Алексей Богданов без всякого повода ударил случайного прохожего, как боксерскую грушу, и пошел себе дальше.

На днях Куйбышевский суд Петербурга вынес ему обвинительный приговор — признав всю дерзость преступления Богданова, судья назначил ему неожиданное наказание. Всего лишь два года исправительных работ.


"Эйфория" выпускного вечера

28 июня 2011 года в центре города 48-летний пенсионер МВД Игорь Гаевский, двадцать лет отслуживший в питерском ГУВД, неспешно шел к себе домой. Вдруг ни с того ни с сего получил удар кулаком в лицо от встречного прохожего. Пенсионер упал и умер. Роковой удар запечатлела камера видеонаблюдения. Эти кадры шокировали всю страну: троица молодых людей в костюмах идет по улице — вдруг один из них вырывается из дружеских объятий и на ходу, даже не останавливаясь, бьет идущего ему навстречу человека.

Игорь Гаевский погиб ни за что — он не сказал ни слова, даже не смотрел в сторону своего будущего «убийцы», 22-летнего Алексея Богданова. Богданов в этот вечер с друзьями праздновал выпускной — новоявленный выпускник Университета путей сообщения возвращался из ресторана. До того рокового дня он не бил почем зря прохожих на улицах. Распускал кулаки только из спортивного интереса — так как занимался любительским боксом.

«Виноваты мокасины»

Поначалу Богданову предъявили обвинение по тяжкой 111-й статье Уголовного кодекса («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть») — он мог сесть за решетку на 15 лет! Защищая свою шкуру на суде, Богданов так изворачивался, лгал и оскорблял убитого, что, казалось, и позабыл, что его преступление было беспристрастно зафиксировано камерой видеонаблюдения.

На суд он приходил исключительно со смиренным выражением лица. Опуская глаза, Богданов сначала извинялся перед вдовой и сыном погибшего. А затем своим тихим жалостливым голосом вдруг начинал сочинять целые легенды. Каждое его слово, как пощечина, хлестало родственников погибшего. В частности, Богданов заявил, что пенсионер сам его спровоцировал. Якобы Гаевский выругался в его адрес «нецензурной бранью», Богданов услышал за спиной «язвительный женский смех», и ему немедленно стало «обидно». Богданов уверял судью, что, пылая благородным гневом, он подошел к Гаевскому, чтобы «оттолкнуть», а пенсионер вдруг как бы захотел его ударить, но поскользнулся (потому что у него «мокасины были скользкие»), упал и умер. Конечно, у него, Богданова, был выпускной вечер — но на празднике он употреблял «только безалкогольные напитки». Был не пьян, а просто находился «в состоянии эйфории».

Трусость Алексея Богданова перед строгим наказанием была столь велика, что он сочинил очень не складную басню. Ведь преступление от и до было запечатлено на видеопленке — Гаевский даже не смотрел в сторону своего «убийцы». И только слепой может назвать мощный удар в голову, показанный в этом страшном фильме, — всего лишь «толчком».

Впрочем, откровенную ложь Богданова поддержали его товарищи по вузу — свидетели преступления Балаченков и Васильев.

— Услышав Богданова, мне стало еще страшнее, что такие люди живут на земле, — говорит вдова погибшего лейтенанта Надежда Гаевская. — Мне страшно жить в городе, когда по улицам ходят такие циничные убийцы. Они могут просто так убить человека, а потом еще оклеветать, обвиняя в провокации. Да еще утверждать, что были в трезвом состоянии! Тогда в какого же монстра может превратиться этот человек, если выпьет пару рюмок водки?!

Между «минимумом» и «максимумом»

И сын, и вдова погибшего хотели, чтобы Алексея Богданова приговорили к самому строгому наказанию. Между тем государственное обвинение, напротив — неожиданно потребовало для Богданова самого мягкого наказания — условного срока (напомним, 111-я статья предусматривает до 15 лет лишения свободы).

Приговор Куйбышевского суда ожидали с нетерпением. Пока шло следствие, дело приобрело необычайный резонанс в обществе. Телеэфир на Первом канале возвел питерскую историю в ранг общероссийской. Страна ждала казни — и это понятно: дерзость преступления зашкаливает, и никому не хочется быть убитым по дороге домой каким-нибудь очередным отморозком, пребывающим в состоянии «эйфории».

3 апреля Куйбышевский суд признал Алексея Богданова виновным. Судья Андрей Дондик отмел его версию случившегося как надуманную и признал, что выпускник совершил преступление из «хулиганских побуждений». Но, несмотря на это, неожиданно приговорил Богданова к 2 годам исправительных работ. Судья переквалифицировал его действия с тяжкой 111-й статьи на более мягкую 109-ю статью. Буря бессильного возмущения накрыла семью Гаевских. «Убийца! Ты все равно будешь сидеть!» — в сердцах кричали они Алексею Богданову, который утешал свою мать, расплакавшуюся от эмоций. Казни, которую так ждало общество, не случилось. Что значит для Богданова отбывать наказание на «исправительных работах»? Да просто — работать, где хочется, отдавая 10 процентов зарплаты государству, и регулярно отмечаться в соответствующих органах. Почему же суд, признав дерзость преступления Богданова, приговорил его к такому смешному наказанию?

Спасибо президенту за мягкий приговор!

Это на бытовом языке Богданова можно назвать «убийцей», а на юридическом — нельзя. Все дело переворачивает медицинская экспертиза. Согласно ей, роковой удар Богданова фактически причинил Гаевскому лишь кровоподтек. Пенсионер погиб не от удара, а от того, что ударился головой об асфальт. На юридическом языке это не убийство, и даже не причинение тяжкого вреда здоровью, а всего лишь — неосторожные действия ударившего.

Как бы ни хотел суд покарать виновного, от такой экспертизы деваться некуда. По закону действия Богданова квалифицируются именно «мягкой» 109-й статьей Уголовного кодекса (причинение смерти по неосторожности). Раньше за такие шокирующие «неосторожные действия» можно было наказывать хотя бы 2 годами реального заключения! Но в конце прошлого года президент Медведев поставил закон на рельсы гуманизации. Он изменил Уголовный кодекс, подписав следующее: «Наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств...» (ФЗ № 420).

Теперь по «мягкой» статье 109, части 1 судьям вообще нельзя приговаривать преступников к реальному сроку заключения, если нет каких-то особенных отягчающих обстоятельств! У Алексея Богданова, на его счастье, не оказалось вообще никаких «отягчающих». И даже алкогольное опьянение, будь оно доказано, — не входит в их строгий перечень. А дерзость и наглость, как говорится, к делу не пришьешь.

Наверное, чтобы хоть как-то компенсировать слишком гуманный закон, судья и назначил преступнику выплатить компенсацию морального вреда вдове и сыну погибшего — 2 миллиона рублей. Исходя из судебной практики, это довольно крупная сумма. Еще до приговора дело Алексея Богданова сравнивали с московским делом Расула Мирзаева — профессионального бойца, который тоже одним ударом убил незнакомого ему студента Ивана Агафонова. Впрочем, у него хотя бы был мотив — Расулу не понравилось, что Иван обращался к его девушке. То дело еще не завершилось, но общественный резонанс уже качает следствие, как хочет: Мирзаева обвиняют то по «мягкой» 109-й статье, то по «тяжкой» 111-й. Но как хотелось бы жить в стране, где позиция обвинителя и суда зависит только от закона, а не настроения толпы. Даже если закон кажется идиотским.

Кстати

— За похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, теперь дают от 6 до 15 лет. Хотя раньше было от 8 до 20 лет.

— За причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть человека, раньше нужно было наказывать сроком от 5 до 15 лет. Теперь же минимальный предел убрали. Судья, если захочет, может приговорить преступника, например, к 2 месяцам неволи. И таких преступлений «без предела» — огромный список.

— Клевета и оскорбление отныне не являются уголовными преступлениями. Эти деяния переведены в разряд административных правонарушений. Так же как и нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина, незаконный оборот драгоценных металлов.

Эвелина БАРСЕГЯН



Ситуации несколько идентичны, однако ни митингов, ни пикетов, ни демотиваторов  по поводу беспричинного убийства Богдановым Гаевского нет. 
Где негодующая общественность? Где возмущение неправедным судом?
Крики о запуганных свидетелях?


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments