Авдыш Олег (ХаТТабычЪ) (avdysh_oleg) wrote,
Авдыш Олег (ХаТТабычЪ)
avdysh_oleg

Categories:

Сыны "орлиных гнезд".



Газета «Красная звезда»
12 декабря 1972 года

«Уважаемая редакция! В одном из номеров «Красной звезды» я прочитал материал о колхозниках ассирийского села Урмия. Среди прочих героев этого очерка промелькнула фамилия моего бывшего однокурсника по Бакинскому пехотному училищу генерал-майора А. Тамразова. Хотелось бы более подробно узнать о его судьбе, а также о том, как сражались воины-ассирийцы в годы минувшей войны, как живут они сейчас.
Думаю, что в канун 50-летия образования СССР, просьба моя окажется созвучной интересам и других читателей вашей газеты.

Полковник в отставке П.Рак».

Выполняют эту просьбу сотрудник Института востоковедения Академии наук СССР К.Матвеев и автор опубликованного ранее в нашей газете очерка о колхозниках-ассирийцах старший лейтенант Н.Черкашин.

Ассирийцы. Они одни из первых на земле научились ходить военным строем и действовать в одних порядках с боевыми колесницами примерно также как, как спустя тысячелетия пехота научилась сопровождать танки. Однако, ни мужество ассирийских воинов, ни блестящее мастерство их полководцев не спасло от крушения древнюю империю, основанную на рабстве покоренных народов. Государство пало, цари были низложены, а ассирийский народ – камнеклады и клинописцы, золотодельцы и музыканты, солдаты и библиотекари ушли в горы Хакяри, где в неприступных скалах основали свои селения «кынны днышры» - «орлиные гнезда». Веками защищали они родные очаги горским кинжалом да шомпольным ружьем. Но когда на хакярские перевалы пришли банды османских националистов, вооруженные германскими пулеметами, судьба «орлиных гнезд» была предрешена…
После первой империалистической войны ассирийцы покинули родные места, потеряв столько сотен тысяч мирных своих соплеменников, сколько не оставили солдат на полях мировой бойни Англия и США вместе взятые.
Нет, они не хотели умирать безропотно, гордые жители гор. Молодой и деятельный ассирийский патриарх Мар-Шимун призвал свой народ к сопротивлению. Так в составе русской армии на турецком фронте появились ассирийские батальоны…

И теперь еще, когда в ассирийских домах Москвы, Закавказья или Кубани собираются старики, нет-нет да и затянут они песню: «Ага Кондратор, Галь пукдана…»

Старики поют о своем бывшем командире, русском офицере Кондратьеве – «ассирийском Чапаеве». Это под его началом в марте 1918 года батальоны ополченцев дерзко встали на пути турецких дивизий в Советское Закавказье. А потом, уже в рядах Красной Армии, дрался против дашнаков отряд ассирийских стрелков.

Когда старики кончат петь, седовласые женщины расскажут о том, как шли они с узлами и малыми детьми на север, в Россию, вслед за воинскими обозами и маршевыми колоннами. Назовут имена отцов и братьев, жизнью поплатившихся за то, что вели по горным тропам русских солдат.
В огне и крови рождалась дружба наших народов.
Наиболее деятельное участие в судьбах ассирийских беженцев приняли русские, армяне, грузины и азербайджанцы. Четыре ассирийских колхоза получили землю в благодатной Араратской долине, два – в Грузии, одни – на Кубани. 30 начальных и средних школ на родном языке были открыты в местах компактного проживания ассирийцев. В 1928 году ассирийский педагогический техникум в Армавире выпустил первый отряд молодых преподавателей древнейшего языка мира. Так на практике осуществлялся ленинский декрет «О ликвидации неграмотности населения РСФСР»

Только за первые 20 лет становления Советского государства на ассирийском языке было издано 387 разных наименований книг. Среди них произведения В.И. Ленина. Во многих городах Закавказья и Российской Федерации создавались ассирийские ансамбли, спортивные клубы и драмкружки.

Советская родина стала для ассирийцев любимой, заботливой матерью, и казалось, старинным дедовским кинжалам место на кухне – рубить шашлык. Казалось…

Генерал пел хрипло и не умело. Пел, как велит обычай, в ответ на приветственные слова земляков. Тост был за семью Тамразовых.

На снимке первых послевоенных лет четыре офицера – четыре брата Тамразовых. Два полковника слева – Андрей и Александр, пехотинец и железнодорожник, впоследствии генералы. Капитан с танковыми эмблемам – Арсений; Алексей по тем временам - инженер-майор. Так уж получилось, что военное дело стало для многих советских ассирийцев главным делом жизни. И это не объяснить пресловутой воинственностью потомков Ашшура. Просто каждый из них помнит или знает по рассказам, как рушились в пламени разрозненные в горах «орлиные гнезда»…

В книге генерала армии С.Штеменко «Генеральный штаб в годы войны» есть такие строки: «Работая в Закавказье, мы все время прочно опирались на офицеров Генштаба, прикомандированных к войскам. Они были рядом с нами в многочисленных разъездах, помогали обрабатывать данные обстановки, готовить для предоставления в Ставку ежедневное донесение… Добром вспоминаю я, в частности, товарищей Н.Д. Салтыкова, А.Н. Тамразова…»

Глядя на густую завесу орденов, медалей, иностранных крестов, не скажешь, что жизнь генерал-майора Андрея Тамразова прошла лишь под шорох штабной квартиры. Командир горнострелкового взвода на Кавказе, командир роты на дальнем Востоке, участник освободительного похода в Западную Белоруссию, командир батальона в предвоенные годы, он сидел за одним столом с односельчанами-фронтовиками, как равный с равными. Тогда в годы войны, прочерчивая на стратегических картах красные стрелы, он мог лишь догадываться, что где-то на фронтах дерутся его соплеменники. Теперь они сидели перед ним, и каждый из них мог по-военному коротко доложить о себе: лейтенант в отставке Сергей Сархошев, командир взвода инженерной разведки; Звезду Героя получил за форсирование Днепра и подрыв фашистского бронепоезда.

Капитан запаса Владимир Юнанов, бывший командир роты автоматчиков на Западном фронте – орден Александра Невского получил за бой под Хорнельсдорфом.

Старший лейтенант Михаил Ишоев – кавалер орденов Красного Знамени, Отечественной войны и Красной звезды. Награды вручены за восемь сбитых самолетов противника и летно-испытательную работу.
Подполковник запаса Федор Вениаминов за танковые бои под Бобруйском и Минском награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

За праздничным столом сидели не только бывшие воины, но и люди в погонах: офицер-пограничник И. Василян, авиатор из Забайкалья капитан В.Якубов, капитан милиции А.Петров. От их имени, как самый старший по годам и званию, Илья Степанович Василян поднял тост за Советскую Армию…

Из окна его квартиры виден Арарат. За Араратом горы Хакяри, где остались покинутые ассирийцами «орлиные гнезда». Они остались за той чертой, которую ныне охраняет Илья Васильян. Черта эта – граница Союза Советских Социалистических Республик. Она не преступна, ибо на страже стоят в едином строю сыновья всех народов нашей Отчизны.



Кандидат исторических наук К.Матвеев
Старший лейтенант Н. Черкашин


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments